Вход
       +7-925-8824185
Русский | English | Francais

Париж – Москва 

2008

Заметки

Идея опубликовать мои наблюдения и мысли, записанные в этот приезд в Париж, появилась у меня как потребность проанализировать мое понимание и ощущение от современного искусства и попытаться понять мое место в нем.

Надо сказать, что за последние годы, очень часто у меня возникало чувство, когда я бывала на различных современных мероприятиях типа инсталляционно-проектных выставок, что такие художники, как я, пытающиеся продолжать на своем уровне и в своем понимании искусство предыдущих поколений, находятся не просто в изоляции, а в бесконечно агрессивном пространстве, занятом чем угодно, только не произведениями искусства в традиционном понимании. Ведь что такое «произведение искусства». Не буду обращаться к трактовкам этого определения словарями, попробую описать это словосочетание, как я его понимаю и чувствую. Когда художник создает картину, скульптуру, рисунок и т. п., он пытается отобразить и выразить то, что его эмоционально поразило в данный момент. Очень важно «увидеть», только тогда возможно, что что-то у тебя получится. Все великие, ломавшие традиции, пространства, форму, шли только от реального впечатления. Они ломали форму реальную, существующую на самом деле, и их, все-таки назову это словом, «опыты» именно этим и были интересны. Почему так занимает и поражает весь Пикассо, потому что он, дойдя до совершенства в передаче в рисунке реального пространства и формы, решил, что ему по силам, как высшему существу, попытаться их преобразовать и освоить по-своему. Это уже потом, когда его любая «почеркушка», благодаря во многом спекулянтам от искусства, приобрела немыслимую ценность, его талант этим потоком во многом пробных и недоделанных вещей, начал размываться. На этот раз мое пребывание в Париже совпало с несколькими выставками этого художника, весьма провокационными на мой взгляд по своей концепции. Несколько выставок в больших музеях с одинаковой идеей – «взгляд» Пикассо на какое-то знаменитое произведение. В музее д`Орсэ – это Мане «Завтрак на траве», а в Лувре – «Алжирские женщины» Делакруа. Берется картина, вешается в центр экспозиции, и вокруг располагаются «опыты» Пикассо. Да интересно было бы посмотреть, как он разбирает и анализирует чужое произведение, но зачем вешать рядом подлинник этой работы? Возникает впечатление, что идея этой выставки либо осудить Мане с Делакруа, что они были не столь «революционны» и чего-то «не дожали» в своих работах, либо, что Пикассо посягнул на «святое» и насколько эти этюды менее интересны по чувству и цвету, чем эти признанные полотна. Две эти выставки, очень хорошо и продуманно сделанные, это типично для современного взгляда на мир и на роль искусства в нем. Да, это забавно, часто даже смешно, необычно, но это категорически не «художественно». Такой подход к произведениям этих трех очевидных гениев, есть явно неуважение к ним троим. Эта наглость в подаче – это и есть современное искусство, во многом спровоцированное той же арт-критикой, которой кажется, что ломая стереотипы, она оригинальна, а выглядит все, как правило, жалко по мысли и удивительно примитивно по содержанию.

Особенно сильно у меня эти чувства почему-то «взыграли» в зале Давида. «Поразительный художник. Проникновение в суть натуры, которую он передает, какая-то нечеловеческая, и не надо ничего «препарировать», делить на кубы, расчленять. Форма и манера письма полностью передают глубинную суть содержания натуры. Нет, я не люблю современное искусство. Оно откровенно и нагло расписывается в собственной технической, духовной и мозговой беспомощности, но мы живем в «век победившего хама», и это не только в нашей не вылезшей живой из под «красного колеса» многострадальной родине, – это везде, в большей или меньшей степени, которая зависит просто от цивилизованности данной нации. Кто-то это принимает легко – у него нет духовной генетической основы, а кто-то, благодаря накоплениям тех же поруганных ныне предков, медленнее поддается процессу разложения, но эта зараза проникает повсюду, это страшнее эпидемии, так как «медикаментозно» не лечится». Эту запись я сделала от переизбытка чувств после посещения Лувра.

Я бы и не стала ничего публично высказывать, но плохо то, что эта «молодая религия», именуемая современным искусством, очень агрессивна, она пытается внедриться внутрь старых памятников архитектуры, произведений искусства и т. д. Импрессионистам не требовалось издеваться или как-то моделировать академистов, может быть за исключением того же Мане с его пресловутым «Завтраком», они были, благодаря собственным художественным и профессиональным возможностям, абсолютно оригинальны. Беда современного искусства, на мой взгляд, состоит в том, что им может заниматься любой человек, с образованием или без оного. А чем это плохо? Я думаю, что плохо, так как систематическое грамотное художественное образование дает умение «художественно» мыслить и смотреть. Очень сложно профессионально художественно необразованному человеку стать хорошим художником, т. е. научиться видеть и уметь передать увиденное. Все-таки он, как правило, остается примитивистом, и свое неумение чисто профессиональное и техническое пытает компенсировать «смелостью», «оригинальностью», тем более на помощь пришли различные достижения технического прогресса от фото и видео камер до разного уровня компьютерных технологий. Но все-таки, хочется верить, что сказанное замечательным искусствоведом Яблоновским в газете Русское слово в 1906 году останется и после всех художественных революций произошедших и будущих, которые еще не один век будет потрясать художественный мир: «Ежедневно приходят сведения о десятках событий крупнейшего значения ... и рождается сомнение, имеешь ли право теперь уделять время искусству, но ведь, с другой стороны, самые страшные катастрофы, влекущие за собой тысячи жертв, вызывающие взрывы страстей, - все это временно, все это пройдет, а вот эти маленькие полотна с изображением цветов и закатов ... они, может, перейдут в века, они-то и есть важное, к чему стремится человек». Я очень надеюсь, что все то «нечеловеческое» и с художественной точки зрения уродливое, что мы стали часто видеть в жизни, а я так насмотрелась этого в большом количестве на улицах Парижа, постепенно уйдет. Может быть, особенно остро это внешнее безобразие и убожество чувствуется именно в этом городе, где каждый фасад дома – произведение искусства, каждый музей сокровищница человеческой духовности. Конечно, ходя по Лувру устаешь от постоянного «стояния на цыпочках», чтобы понять и осознать сотни совершенных по форме и мысли произведений, глядящих на тебя равнодушно, как кажется, со стен и все-таки требующих твоего душевного движения. Легче смущенно засмеяться от той грубости, которая тебе предлагает современное искусство, и оставить душу спокойной, чем с натугой «карабкаться» по скалам той духовной мощи, из которых выстроено настоящее художественное произведение. Гораздо легче создать «экспрессию», сидя в теплой мастерской, чем на ледяных недружественных улицах писать натурные полотна, пытаясь передать душу города. Но результат то в первом случае гораздо более скучный, чем во втором. Нельзя отрицать накопленный столетиями опыт, ибо, если предаться этой моде, постепенно будет утрачена острота «душевной» жизни, человек и жив, пока оголена и чувствует его душа, если она уснет, наступит вечный покой бездействия.



Париж 2008
Париж 2006
Париж. В мастерской. 2006
Париж. В мастерской. 2006
Париж. В мастерской. 2006
Бельгия. Северное море. На этюдах 2007
Париж 2006. Собор Сент-Жервэ
Париж 2006. Собор Сент-Жервэ
© 2010—2017 Наталия Григорьева | Обучение живописи | Живопись купить