Вход
       +7-925-8824185
Русский | English | Francais

Мендосино арт центр. Калифорния. 2009

http://www.mendocinoartcenter.org/level2/artists4.lasso#nataliagrigorieva

 

Заметки

Решение поехать художником-резидентом в Мендосино Арт Центр определило то, что я прочитала о его основателе Билле Заха. Это был удивительно творческий и яркий человек – художник, актер и в то же время талантливый администратор, что изменило судьбу многих художников, которые благодаря Заха получили возможность жить и работать в необыкновенном по красоте месте.

В повести «Я искал этот город всю жизнь» Билл Заха рассказывает историю постепенного воплощения в действительность идеи о создании арт-центра – своего рода коммуны художников. Она настолько поразила меня, да и заворожил образ самого Заха – энтузиаста, страстного любителя искусства и человека, не пожалевшего ни сил, ни энергии на осуществление собственной мечты, что мне захотелось приобщиться к его делу и поработать в стенах этого замечательного места.

Мои работы понравились комиссии арт-центра, и в ноябре-декабре 2009 года я получила приглашение приехать как художник-резидент в одну из мастерских.

Что произвело на меня впечатление с самого начала, так это удивительная продуманность «рабочего пространства» и количество мастерских, специализирующихся на самых разных видах деятельности. Мендосино арт-центр состоит из нескольких помещений: две светлые большие мастерские для занятий живописью и рисунком, еще две, замечательно оборудованные, для производства керамических изделий, ювелирная мастерская, текстильный цех, с двумя десятками разного вида и назначения ткацких станков и вязальных машин, огромный кузнечный цех и скульптурная мастерская с печами для обжига. Все они по периметру окружают несколько светлых галерей, где и резиденты Мендосино арт центра и местные художники могут показывать свои работы. «Все для свободного творчества – все для пробуждения фантазии и способностей». При арт-центре по идее Билла Захи был построен небольшой театр, где в свое время играл и он и его жена, да и сейчас регулярно проходят спектакли. К центру ведет вымощенная «аллея памяти», где на плитках выгравированы имена людей, принимавших участие в создании этого главного места культурной жизни Западного побережья США.

Я работала много, вдохновленная красотой природы, обстановкой самого центра и удобной мастерской, которую мне предоставили. В конце моего пребывания администрация приняла решение устроить мне выставку в одной из галерей МАС и показать своим постоянным посетителям мои работы. Это было мероприятие, одновременно отмечающее закрытие юбилейного 50 года основания МАС, презентации монографии Брюса Левина о Мендосино арт центре и празднование кануна Рождества. Так как в галереях были не только мои картины, я имела возможность увидеть то, что делают художники как арт центра, так и самого Мендосино и его окрестностей, хотя и до этого я заходила в галереи города и местное искусство уже мне было знакомо. С точки зрения работы руками, ремесленных навыков и технических возможностей у американского декоративного искусства профессиональная планка очень высока, но в живописи, несмотря на ее в основном реалистический сюжет, они слабы, т. к. работают только по фотографии, без впечатлений на натуре, отсюда и бедность цвета, неинтересные композиции, предсказуемая манера письма, не стимулируемая внешними факторами – светом, ветром, температурой и т. д. Процесс реалистического письма на натуре или с натуры очень тонкий, со многими из вне привходящими факторами, из которых во многом и формируется образ будущего произведения. Ты должен прожить во времени процесс создания холста, и в нем отразятся все твои чувства, и именно собранием запечатленных во времени ощущений он и будет интересен и неповторим.

В конце октября – начале ноября я участвовала в Осенней Ярмарке современного искусства в Париже, совместив эту выставку с работой в мастерской Cite International des Arts. Это ежегодное мероприятие проходит с размахом на площади Бастилии. 500 художников со всей Франции собираются показывать там свои работы. Огромное количество посетителей, реклама и т. д. Но по убожеству и примитивности эту выставку мало с чем можно сравнить. Я пыталась, т. к. вокруг меня была очень милая и доброжелательная в основном публика проникнуться идеями вещей, представленных в каждом «боксе», но пройдя не спеша несколько из них, шаг мой невольно ускорился и уже дальше я шла быстро, выискивая хотя бы что-то, за что мог «зацепиться глаз», но кроме натужных попыток сделать «забористее», чем у соседа, полном отсутствие цвета, примитивного пользования различными техниками, я не увидела ничего и все эти пол тысячи художников оставили впечатление чего-то непрофессионального, жалкого, убогого и даже болезненного. После этих надуманных цветов, сюжетов и плохо сделанного пространства захотелось увидеть что-то живое и естественное. Так как я была на этом мероприятии практически единственной иностранкой, да еще и из России, ко мне подходили разные люди поговорить, узнать мое мнение о Салоне, а также мои впечатления о современных художниках. Одна приятная интеллигентная дама, долго разговаривала со мной и, узнав, что на меня удручающее впечатление произвели как организация мероприятия, так и его участники, сказала, что у меня возникло естественное чувство, т. к. я из России. К художнику в России исторически относятся, как к человеку, которому открыты «неведомые миры», который пользуется языком для самовыражения, недоступным более никому, т. е. как к некоему «высшему созданию» (слова моей случайной собеседницы), в то время как в Париже, да и во Франции вообще, художник исторически нищий, убогий, почти клошар, т. е. самая низшая социальная ступень. Не знаю права ли она. Есть в Париже еще один, проходящий примерно в это же время, знаменитый арт салон FIAC, где уже не сами художники, а галереи выставляют произведения искусства. Там высокие цены на произведения признанных художников, наверное, и мэтры не выглядят, как клошары, а там не знаю. Правда, что удивило меня на этом фестивале-салоне, на который я также пошла, так это большое количество реалистического искусства, которому в последние годы путь на FIAC был почти заказан.

После выставки в Париже мне показалось удивительно старомодным и с точки зрения актуальной арт критики провинциальным то, что я увидела в галереях на побережье Калифорнии. Но в то же время и то, что выставлялось на осеннем Салоне в Париже, не отличалось чем-то очень ярким и ново-революционным. Две крайности, которые мне дала возможность в очень сжатом промежутке времени увидеть судьба на двух континентах не дали мне ответа на вопрос, что есть будущее в современном искусстве, и я не увидела перспективного с моей точки зрения пути, по которому оно будет в ближайшее время развиваться. Билл Заха был противником абсолютно абстрактного искусства, как и великий итальянский режиссер Антониони, он считал, что надо «постичь» «ускользающую» реальность, которую практически никому не удается перенести на материальные носители – холст или пленку. Надо совершенствовать свои возможности постижения мира реального, и только дойдя до абсолютного совершенства в его передаче и проникновении во внешнюю картинку восприятия действительности, возможно, придти к чему-то новому и перескочить творцу на следующий этап сознания.

То что, безусловно, происходит сейчас в актуальном искусстве, абсолютно не сочетается идеологически с идеями Заха. Он жил, наслаждаясь красотой мира, он любовался сам и дал возможность почувствовать другим эту красоту. Не знаю, вернее не уверена, способен ли «актуальный» художник, давящий в себе все «человеческое», постепенно превращающийся сам в один из собственных «объектов», искусственно вытравливающий в себе все, что могло бы дать ему художественное впечатление от внешнего мира, проникнуться идеями основателя Мендосино арт центра и не отвернуться от них с презрительной гримасой.

Мне всегда казалось, что то, что называется «современным» искусством скрывает за своей инсталляционной мусорной маской, неспособность автора элементарно держать кисть в руках, неумение ни компоновать, ни просто рисовать. Может быть я не права, и наступит время, когда и я скажу, глядя на очередную грязную бумажку, приклеенную к старинному фасаду дома, что это «имеет право на существование, что в этом есть философия и чувство», но пока первое не может соперничать со вторым ни по качеству воплощения, ни по идеологии, ни по сохранности во времени.

Не может быть только реалистического искусства. Развитие дизайна и технологий приводит к развитию и изменению сознания общества. Я, будучи по профессии книжным дизайнером, пройдя стажировку в Мекке современного дизайна – в Милане, занимаясь абсолютно абстрактным делом, как макетирование книг, понимаю, что такое абстрактная красота, что такое «жизни объекта на плоскости», не подкрепленного никаким реалистическим образом. И в то же время я считаю, что не надо путать искусство с дизайном. Почему бы не назвать актуальное искусство – дизайном, т. е. превращением привычного пространства в нереалистическое и абстрактное, и тогда все встанет на свои места – художники вернуться к кистям и краскам, а дизайнеры продолжат работу с различными объектами и предметами. Не будет путаницы и внедрения в залы с картинами Джотто панно с параллельными черными линиями. Как нельзя соединить живых и мертвых, так и нельзя соединить произведения различных эпох под одной крышей и их авторов под одним определением. Это не имеет будущего как любой искусственный и фантастический союз.



Мендосино 2009
Мендосино. Презентация. С Трейси Хилман - директором образовательных программ МАС. 2009
Окно в Мендосино 2009
Скала 2009
Окрестности Мендосино 2009
Берег Тихого океана 2009
Берег Тихого океана 2009
Берег Тихого океана 2009
Рождество в Мендосино 2009
Вход в Мендосино Арт Центр
© 2010—2017 Наталия Григорьева | Обучение живописи | Живопись купить