Вход
       +7-925-8824185
Русский | English | Francais

Гданьск – май-июнь 2010

http://www.wiadomosci24.pl/artykul/kolorowy_swiat_natalii_grigoriewej_141938-1--1-a.html

 

Выставка в польском городе Гданьске, можно сказать, практически «само организовалась» без особенных усилий с моей стороны.

Я несколько раз в начале 2000-х годов выставлялась в залах Российских культурных центров в Хельсинки, Вене, Люксембурге, Париже и т. д., поэтому опыт подобных выставок у меня уже был. В данном случае соблазнили меня две вещи – это месторасположение галереи – на центральной улице Старого города, напротив Ратуши и возможность пожить и поработать в красивом европейском городе.

Эта почти случайная выставка оказалась удивительно оптимистичной для меня, так как в последнее время постоянная пропаганда актуального искусства и его нарастающий в мире успех меня невероятно удручали, и я понимала, что «один в поле не воин», «плетью обуха не перешибешь» и прочие пораженческие пословицы осаждали мою голову.

Последнее время, выставляясь как в России, так и за границей (может быть только за исключением Калифорнии, где мои работы пользовались большим вниманием и нравились публике) и, видя реакцию на мои вещи, я даже начала одно время комплексовать. Действительно ли нужны кому-то мои картины, сделанные на чувстве, «на одном дыхании», передающие впечатления и ощущения. Может быть сейчас важнее для общества вымученные, искусственные работы, с явной, во многих случаях, внутренней ломкой художника от союза с арт-критиком и этот «продукт», называемый «актуальным искусством», на самом деле является примером очевидного поругания чистоты и искренности художника со стороны его «модных» идеологов.

Мне всегда жаль актуальных художников, я с грустью смотрю на их попытки «выйти за границы реального мира» под руководством очередного арт-гуру, хотя, очевидно, что с изображением того самого реального мира у них просто технические проблемы. Беспомощно, по крайней мере, пока выглядят попытки отринуть весь опыт предыдущих поколений и создать что-то новое на абсолютно пустом месте. Любые революции, руководствовавшиеся именно этой идеей, довольно быстро терпели неудачу, к сожалению, за исключением нашей страны с ее историческим крепостничеством, которое привело к формированию малоподвижного, несамостоятельного и ленивого ума граждан, да и сыграли не последнюю роль необразованность и в силу этого некультурность населения.

Думаю, что и с актуальным искусством будет примерно также. Как только сменится таинственная для меня и не только для меня («Нас обманывают, считая за дураков, Наташ, я правильно понимаю?», – часто слышу я) политика его пропаганды и поддержки, оно отомрет и закончится, как и любая революция самоуничтожением. «Революция, как Сатурн, пожирающий своих детей, всех до одного…» Слова Дантона, соратника Робеспьера, но они вполне применимы к участникам любой ломки во все времена.

Мне страшно подумать о том, что испытает модный сейчас художник, когда мода на его «обмелевшее половодье чувств» пройдет, правда, когда это произойдет прогнозировать трудно. Слишком уже много денег вложено в раскручивание «актуальщиков» и слишком большие средства затрачиваются на поддержание их на плаву. Может быть, произойдет это также стремительно, как искусство декадентского изломанного модерна сменилось жестким сухим конструктивизмом за всего лишь 20 лет в начале прошлого века в силу социальных потрясений, а может быть все эти горы мусора с часто примитивной идеологической начинкой будут потихонечку десятилетиями гнить и постепенно отойдут в прошлое.

Как раз выставка в Гданьске развеяла все мои сомнения и тревоги и показала мне насколько, как это не парадоксально звучит, актуально то, что делаю я в своих вещах. Может быть, этот успех во многом объясняется исключительной историей города.

Когда после войны польский Гданьск, а тогда еще немецкий Данциг, на 90 % лежал в руинах, советское руководство в Москве приняло решение не восстанавливать облик старого города, но нашлась группа энтузиастов во главе с главным архитектором, которая отстояла идею восстановления исторического облика. Меня при первом взгляде поразила гармония фасадов на центральной улице Длугова. Потом мне объяснили, что восстанавливали город по документам, подбирая самый красивый внешний вид каждого дома, который был за всю историю его существования, а т. к. в конце XIX века и в начале XX многое из старинного убранства домов было утрачено в силу перестройки и перепланировки, то появилась возможность вернуть им облик в самый лучший период их существования. Такое трепетное отношение к историческому наследию, наверное, породило внимание гданчан к искусству вообще во всех формах его проявления, и особенно силен их интерес к искусству «с традициями». Если в моем любимом Париже существует очевидная политика на вытравливание старого искусства и замена его образцами сомнительной новизны, то здесь все наоборот. Мне во время моей выставки на осеннем Салоне в Париже люди говорили, что они вообще «не воспринимают реалистическое искусство». А как же Давид, Делакруа и, наконец, Моне, Сезанн и другие? На подобный вопрос очередной мой собеседник долго на меня с сочувствием смотрел и отходил, понимая, что разговор не имеет смысла ни для него, ни для меня. Может быть, эта тенденция привела к падению сейчас интереса к посещению музеев. В последние годы, много путешествуя, я всегда, профессия того требует, в первую очередь отправляюсь в музей в том городе, где нахожусь и, как правило, я там практически в одиночестве. Может быть, встретится семья каких-нибудь, таких же, как и я, приезжих любителей искусства, а так в основном гулкие пустые залы, наполненные выдающимися образцами старых школ и стилей.

Но вернусь к моей выставке, внимание к которой было необыкновенное. Люди приходили по нескольку раз, чтобы «это увидеть», приносили подарки и цветы, чтобы выразить признательность автору. Что не типично для меркантильной Москвы, где за любую публичную информацию ты должен платить, здесь журналисты по собственной инициативе размещали сюжеты о выставке в новостях, чтобы как можно больше людей имело информацию и могло посетить мой зал. Что ещё меня поразило так это подготовленность зрителя, пришедшего на выставку. Со мной говорили о «сложном зеленом», об особенностях композиции, об использовании различных геометрических форм в построении изображения и т. д.

Надо сказать, что за последние годы не в обиду будет сказано и московской и парижской публики, на таком уровне со мной не разговаривал практически никто, тем более такое количество людей. То, как люди ходили по моей выставке, от работы к работе, не спеша, думая и «прочувствовав» каждый холст, было для меня удивительно и необыкновенно приятно. Что это? Отсутствие большого количества художественных событий? Нет, не думаю. Художественная коллекция городского музея замечательная. Один «Страшный Суд» Мемлинга – мощный импульс для посещения музея в течение всей жизни и каждый раз при взгляде на нее тебя ждут новые эмоции и впечатления. В Старом городе много выставочных залов с большим количеством сменных экспозиций. Много и галерей современного искусства. Такое впечатление могло у меня появиться именно благодаря встрече с удивительно культурной, тонко чувствующей и образованной частью европейского населения. Возможно это случайность. Возможно, что Гданьск и близкие к нему Сопот и Гдыня имеют действительно особых жителей. Исторически сложилось, что творческая интеллигенция и деловая часть населения Польши селилась именно там, а у европейца с лишними деньгами появляется возможность реализовать его веками заложенную в генах традицию – просвещение, и именно этим объясняется такое количество культурных и образованных людей сосредоточенных в этом месте. Трудно сказать, но факт остается фактом.

Ещё одно впечатление я получила во время встречи со студентами одного из технических лицеев, меня попросили рассказать им о моих работах, поездках в качестве резидента в различные мастерские и т. д. Когда я вошла в забитый 17-летними высоченными подростками зал, то растерялась, считая, что удержать внимание такой аудитории практически невозможно, тем более что, так как я из преподавательской семьи, до меня в последнее время доходили рассказы о наглости и невоспитанности школьников в Москве. Тем не менее, с периодическими переходами с русского на английский язык, я начала им рассказывать свою историю. Эти «дети» слушали меня в течение часа, не проронив ни звука. Я не уверена, что всё, что я говорила, их настолько увлекло, но из уважения, они вели себя удивительно деликатно и воспитанно. После им предложили задавать вопросы, и один слушатель задал вопрос: «Как Вы считаете, что важнее для художника жить и работать в городах, где у тебя всегда есть доступ к историческому наследию в музеях, или, оторвавшись от цивилизации, слиться с природой, и именно тогда можно достичь большего понимания и лучше развить себя, как художника?» Для 17-летнего человека хороший вопрос и он его отлично сформулировал.

Вот такой необычный опыт, действительно для меня очень оптимистический и обнадеживающий, я получила от «вне плановой» выставки в польском городе Гданьске!



Гданьск. Центральная улица Старого города - улица Длугова
Гданьск. Центральная улица Старого города - улица Длугова
Гданьск. Центральная улица Старого города - улица Длугова
Гданьск. Центральная улица Старого города - улица Длугова
Открытие выставки
Открытие выставки
Выставочный зал
Выставка в Гданьске с 25.05.2010 по 14.06.2010
Перед встречей со студентами
Встреча со студентами
Выставка в Гданьске с 25.05.2010 по 14.06.2010
С журналисткой Stenia Najsarek
В зале
© 2010—2017 Наталия Григорьева | Обучение живописи | Живопись купить